?

Log in

No account? Create an account

11-е сентября

В 2001 году я пошёл в 6-й класс своей школы. О том времени у меня осталось мало воспоминаний, но я всё-таки не забыл новостные трансляции с дымящимися башнями-близнецами из Нью-Йорка. Какое впечатление это произвело на меня? Потрясающее - впервые трагедия мирового масштаба разворачивалась на моих глазах в режиме "online". Кроме того, я испытал даже некоторую радость. Не от того, что люди погибли, но от того, что наконец кто-то потревожил равнодушное спокойствие США за океаном, и теперь они перестанут критиковать методы борьбы с экстремистами в Чечне, более того, наши страны плечом к плечу встанут на пути религиозного фанатизма. О, как я желал этого тогда! Да и сегодня я был бы этому рад.

На следующий день в школе, естественно, было много разговоров о теракте. Подробностей их я уже не восстановлю, но, кажется, они были достаточно нейтральны - нас интересовала беспрецендентность события, а "справедливость" террористического возмездия США, трагичность гибели невиновных людей и прочее скорее стояли на втором плане. Думаю, моя, да и наша общая реакция были не вполне адекватны гибели почти трёх тысяч человек, но, во-первых, тогда общественное мнение России было привычно к терактам, а во-вторых, я испытываю некоторые сомнения в принципиальной способности группы шестиклассников кому-либо искренне сочувствовать. По-одиночке - запросто, но в коллективе себе подобных - не уверен. Что до меня сегодняшнего, то я молюсь за упокой душ погибших ...

Если же перейти от воспоминаний к теоретическими обобщениям, то с течением времени во мне всё более крепнет уверенность, что конец "короткого" XX века, начавшегося летом 1914 года, следует датировать именно 11-м сентября 2001 года. В тот день особенно громко заявила о себе проблема отношений христианской и мусульманской цивилизаций, постсовременного и традиционного миров, глобализации и партикуляции (да простится мне вольное использование этого термина). Заявила, чтобы не смолкать вот уже 14 лет и определить, судя по всему, характер нового века. Долгим он будет или коротким? Станет ли таким же страшным, как предыдущие два? Принесёт ли с собой такие же ослепительные надежды, как XIX, завершится ли таким же горьким разочарованием, как XX? Не знаю, но рассчитываю увидеть хотя бы в намёках.

Давно уже собирался и наконец приступил к серьёзному чтению Корана (перевод и комментарии Иман Валерии Пороховой). Собственно, комментарии за её авторством и послужили поводом для этого поста. Уже не первый раз сталкиваюсь с тем, каким причудливым образом преломляются через призму сознания некоторых мусульманских толкователей священные тексты иудаизма и христианства, постулаты христианского богословия и достижения европейской науки. Своё собственное отношение к этому выражу двумя "пирожками":

"Ислам не знает ига церкви," -
допустим, Гёте так сказал.
"Пришёл к исламу мудрый немец," -
решит простак из мусульман.

***

Апокрифы из христианства,
прогресс научный, гуманизм
смешает ловкий проповедник,
чтоб доказать: везде - ислам.

Книги, книги, книги

Решил вырваться из тисков источников и историографии по собственной теме и посетил литературный вечер "Чешские истории. Женский взгляд" в Овальном зале Библиотеки иностранной литературы им. М. И. Рудомино. На нём вниманию публики были презентованы три книги: "Невыдуманная история похождений Йозефа Швейка в России. Книга вторая. 1941-1945" Наталии Глазковой, "Украденное детство" Катерины Яноух и "Театр в духовной жизни чехов и словаков" Ларисы Солнцевой. Первая - обширная антология произведений советских авторов, переносивших бравого солдата Швейка на Вторую мировую, которые я назвал бы "фанфиками" (от англ. fanfiction) по Я. Гашеку. Перед трудом Наталии Глазковой должно снять шляпу, поскольку она собрала в одной книге сведения из великого множества фронтовых газет, не обошла вниманием даже пьесы и киносценарии, сколь бы ни было трудно добывать эту чрезвычайно разрозненную информацию. Вторая книга - автобиографический роман дочери крупного чешского физика и диссидента, которая вместе с семьёй покинула родину после подавления Пражской весны и, преодолевая сопротивление новой среды, превратилась из презираемой иммигрантки в крупную шведскую (!) писательницу. Это произведение я с удовольствием купил сам в силу большого интереса к жизни чешского общества от Второй мировой войны до Бархатной революции, истории диссидентства и т.д. Наконец, третья книга - opus magnum легендарного историка театра Ларисы Павловны Солнцевой, сборник её текстов разного времени написания, охватывающих развитие чешского и словацкого театра от самого зарождения до современности, а если быть совсем точным, то буквально до прошлого года. Печально, что сама автор на литературный вечер придти не смогла. Впрочем, за неё эту работу блестяще представил Георгий Павлович Мельников.

К сожалению, людей на мероприятии было немного. Но это была заинтересованная и благодарная аудитория, неравнодушная к чешской культуре вообще и литературе в частности. Редко доводится видеть такую гармонию между тематикой выступлений, выступающими и слушающими.

Под занавес хочу добавить, что на меня произвело самое приятное впечатление и место проведения мероприятия. В Овальный зал ВГБИЛ я попал впервые и сразу был околдован его атмосферой: уютный московский особняк, высокие шкафы, заставленные старыми книгами от мемуаров до энциклопедий и лексиконов (мне на глаза попадались в основном немецкие) ... наверное, именно за это я и люблю свою науку. Большое спасибо Библиотеке за прекрасный интеллектуальный вечер!

Из новых стихов

Рубеж веков

Газетный шелест, лязганье станков,
шуршанье платьев, духовой оркестр,
мундиры, перья. В старом мире тесно,
А новый по костям идёт без слов.

***

Одной столице


Город венгерской короны,
кофе, вина, тишины.
Парков тоскливые кроны
до ноября зелены.

Мимо спешат торопливо
волны великой реки.
Скучно, и хочется пиво
в баре тянуть до зари.

От кабака до костёла
шага не больше, чем три.
Там - опьянение Слова,
узы всеобщей любви.

Там исцеляют тревоги,
но не ответят тебе,
что беспокойные ноги
делают в этой стране,

где по-мещански спокойно,
где всё величье - взаймы,
где катастрофы - небольно,
где не хватает мечты.

Впрочем, бывало иначе:
голод терзал, и война,
скалясь кровавой удаче,
жизни отважных пила ...

Может быть, в этом покое
есть воздаянье судьбы,
что, наконец-то, живое
сердце щадит до поры?

Спи же, осколок державы,
воздухом горным дыши.
Татры твои, величавы,
чутко застыли в тиши ...

Второй раз в жизни я на несколько часов оказался в столице Венгрии. Но только теперь этот город наконец оставил о себе какое-то определённое, собственное впечатление. Его образ складывается для меня из трёх частей. Пригороды и окраины, которые можно видеть из окна поезда при въезде в Будапешт, выглядят как-то совсем уж постсоветски запущенными и печальными. Слишком бросаются в глаза разрушенные хозяйственные постройки, битые окна, грязные и неудачные граффити. Часть города, прилегающая к центру, производит гораздо более приятное впечатление. Тут много красивых домов, в том числе и относящихся к эпохе Австро-Венгрии, попадаются горделивые памятники выдающимся личностям ... однако на всём вокруг я вижу печать какой-то странной усталости и тоски.

Честь Будапешта спасает исторический центр. На очередном шаге ты буквально влетаешь в старую добрую королевскую столицу. Дома вокруг - уже не просто здания, каждый из них подобен прекрасной музыке, он чарует гармонией пропорций, захватывает ритмом окон и колонн, пленяет изысканностью декора, потрясает торжественностью шпилей и башен. Над Дунаем величественно парит королевский замок, напротив него строптиво щетиниться махина парламента, и совсем разругаться старым ворчунам не дают лишь кокетливые висячие мосты, притянувшие друг к другу оба берега - аристократическую Буду и мещанский деловитый Пешт.

Но здесь и там город помечен забытыми всем остальным миром гербами, которые до скончания века будут возвещать о его минувшем блеске. Громадные каменные львы разевают пасти в бессильной злобе на людское равнодушие. Наверное, ранним утром, когда на улицах пустынно и первые лучи солнца проливаются на кресты храмов, можно услышать, как тишина звенит от их немого рыка. Увы-увы, царственные звери! Держава, которую вы сторожили, давно рассыпалась, последний король мёртв, а его потомки уже никогда не увенчают свою голову её легендарной короной. И только весёлая и беззаботная толкотня туристов в силах отвлечь меня от ощущения, что я брожу внутри чьей-то парадной гробницы ...

Религия по Невзорову

В догонку свежепрочитанному материалу журнала "Сноб": http://www.snob.ru/selected/entry/81936

Во-первых, хочется порадоваться за то, что г-н Невзоров всё так же неизменно холоден и циничен. Постоянство - достоинство само по себе, даже и в некоторых негативных чертах. Во-вторых, хочется выразить сожаление о том, что очередную книгу на тему, достойную пера выдающихся популяризаторов науки из академической среды, пишет журналист. Не то, чтобы это было совсем уж худо, но только на выходе читатель получит весьма субъективный взгляд на описываемый предмет. Горе ему, если он возьмётся за подобную литературу в поисках окончательного ответа и надёжного знания. Только усугубит свои заблуждения, и, что характерно, сам же будет виноват - ошибся с выбором.

Если же по существу, то сложно не согласиться с признанием целого ряда святых душевнобольными с медицинской точки зрения. Ещё хорошо, что их проблемы выразились через религиозное чувство - хотя бы служат для мотивации верующих. По принципу: "Другие ради Христа себя без анестезии калечили, а ты прекратить ссоры с соседями не можешь?!" Стали бы они, скажем, маньяками на той же сексуальной почве - было бы гораздо отвратительней.

Однако, на мой взгляд, г-н Невзоров поспешно объявляет всякую веру патологией. Таким образом он нарушает причинно-следственные связи, ведь странное поведение верующих людей, а иногда и просто глубокая религиозность, берутся не сами по себе, а порождённые различными комплексами и страхами. Для примера можно вспомнить и ту же св. Анджелу, и св. Августина, и многих отчаявшихся от нищеты и голода людей, вливавшихся в массовые религиозные движения средневековья. Совеменный исламский радикализм также идёт рука об руку с социальным неблагополучием, кстати говоря. Получается, что первична патология или вызванная внешней экономической и общественной обстановкой психическая травма, а вера - лишь одна из форм, в которую она может преобразоваться. Причём форма эта в ряде случаев даже полезна, поскольку с её помощью человек с проблемой может так или иначе социализироваться.

Поэтому, хотя среди религиозных людей и встречается много людей, представляющих профессиональный интерес для психологов и даже психотерапевтов, объявлять их всех носителями патологии я бы не стал.

Опять немного поэзии

По мотивам "Круга Земного"


Поле, Стикластадир.
Кошкой крадётся время.
Князь мой главу склонил -
Спит на моих коленях.


Рати сидят и ждут,
Отдых им дан последний.
Скоро враги придут,
Вздыбится шторм копейный.


Конунга светел лик,
Сон его, значит, добрый.
Видит, что враг разбит,
Пал перед ним, сражённый


Олав! Противник здесь!
Гневной отвагой бредит ...
Княже, вставай и днесь
Войско веди к победе!


"Враг далеко ещё,
Что ты меня тревожишь?
Рубишься горячо,
Сна же вернуть не можешь"


Что это был за сон,
Коль он милее брани?
"Дивным путём я шёл
В небе, за облаками".


"Сердце вело вперёд
Мнилось, ещё немного -
Выйду за небосвод
И повстречаю Бога..."


Это недобрый сон!
Нету живым дороги
Выше, чем небосклон -
Божьи законы строги!


"Что он пророчит мне
Думать сейчас не время!
Рада душа борьбе,
В битву, христово племя!"


***


Примирение души и тела


Мы - чистая и светлая душа,
Творение всеведущего Бога.
Заботиться о ней нам надо строго
Чтоб не погибла, но всегда жила.


Из тела, впрочем, не создай врага.
Оно тебе - подмога и основа
Для сладостного бытия земного.
Прекрасна плоть, а вовсе не слаба!


Гармонии и мудрости полно,
Мерило окружающего мира,
Для духа тело - как царю порфира.
Не угнетай же тела своего!


И если ласку страсти ты отверг,
Презренья полон к наслажденью пира,
Ответь, зачем же плоть тебя родила?
Умри скорей, с рожденья глух и слеп!


Да будет мир меж телом и душой!
Пускай друг друга холят и питают,
С годами крепнут, пышно расцветают,
Спокойно совершая путь людской.

Об известной шумихе

Скажу пару слов по поводу прожужжавшего в последнее время все уши "панк-молебна". Само событие, вызвавшее столь широкий резонанс, кажется, не стоит того, чтобы о нём столько говорили. Да и не в нём дело. Событие послужило поводом, спровоцировавшим два крупных слоя российского общества, характерных как своими масштабами и авторитетом, так и упорным нежеланием приложить усилия к пониманию друг друга.

Прогрессивная и либеральная часть общества, защищающая участниц акции, вылила тонны грязи и желчи на мракобесов, церковников и государство в довесок, не пытаясь задуматься над тем, что такое для верующих храм. А он является прежде всего местом общения с Богом, местом, где Бог ближе всего к людям, где его можно почти физически ощущать и видеть (вспомним, что хлеб и вино во время таинства причастия превращаются в Тело и Кровь Христову, т.е. в них воплощается сам Бог). Неподобающее поведение в таком месте, перед ликом Всевышнего, не может быть воспринято с тем олимпийским спокойствием, которого, судя по всему, ожидали наши прогрессисты.

С другой стороны, представители консервативных и традиционалистских кругов в своём страстном желании защитить святыни и духовные ценности от поругания словно не хотят признать, что в нашей стране живут не только верующие люди, но ещё и атеисты, агностики и просто неопределившиеся, для которых любой храм - лишь красивое здание, которые не поймут в силу особенностей своего мышления, что же такого страшного натворили участницы акции.

Разность типов мышления и мировоззрений - самое проблемное место во всей этой истории, но оно же - и ключ к её разрешению. Каждой из сторон достаточно попробовать посмотреть на себя со стороны, глазами оппонента, чтобы увидеть конфликт во всей его глубине, понять его суть и затем прекратить. Поскольку понимание способствует примирению.

Более того, сам панк-молебен может служить символом единения прогрессистов и традиционалистов. Ибо где это видано, чтобы панки(!), чьей характерной чертой являются нигилизм и нонконформизм, отрицание традиционных норм и правил, использовали в своём творчестве тему молебна и образ Богородицы, причём в самом прямом, а не в переносном или критическом смысле??? Как ещё ярче можно проявить возможности нашей культуры по синтезу нового и старого, прогрессивного и традиционного, если не так?

Снова стих

Огромный город сумрачен и хмур,
Чужих солдат и чуждой речи полон.
Хоть уличный вполнек спокоен гомон,
Скрывают окна ярость амбразур.

Стальной терновник улицы оплёл,
Кровавый пот течёт по лбу Варшавы.
А белого орла укрыли травы
И снова чёрный победил орёл.

Бессилье рук - их не поднять с колен.
Глаза ещё хотят найти надежду,
Но скользкий ужас лезет под одежду:
Вокргу не жизнь, а душ позорный плен.

Солдатам, что не сдáлись - лишь песок
Глотать в далёкой, душной Палестине,
Отчизну не забыть в лесах России
И приближать святой победы срок.

Когда-нибудь пройдёт година бед.
Убитых погребут, и горький пепел
Хлеба воскормит, где не будет плевел,
И лёгким станет бег грядущих лет.

Пока же каждый год тяжёл, как рок ...
Утерян счёт погибшим и казнённым,
Судом войны бессрочно осуждённым
За будущих людей внести залог:

Чтоб счастье их не осквернилось тьмой,
А прежние грехи - не тяготили,
Невинные отправятся в могилы,
Варшава - к небу воспарит золой.

Сонет

Немного собственного поэтического творчества:

Когда грустишь - езжай куда-нибудь!
Тоску любую унесёт дорога.
Её заменит сладкая тревога:
"Что впереди?" -
                          Но разве в этом суть?

Назад, назад бегут леса и горы.
Дай, Бог, ночлег - а завтра снова в путь.
Своих друзей ты только не забудь,
А прочее - пустые разговоры.

И если спросят: "Что тебя влечёт?"
Ты отвечай: "Звезда на небосклоне
Меня зовёт без устали вперёд".

Коль он не вечен, нету смысла в доме.
Настанет срок, и всякий дом падёт,
Бессмертие - в движеньи и дороге.

Profile

Тропа в Крконошах
cyril_wanderer
Кирилл Бродяга

Latest Month

September 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono